Reccurence of heterotopic ossification as the result of total hip dislocation: clinical case



Cite item

Abstract

Background: Heterotopic ossification (HO) is defined as pathological bone formation in soft tissues. Most often occurs around large joints. This article presents a clinical case describing the recurrence of heterotopic ossification as a result of dislocation of the hip joint endoprosthesis. Case description: Patient M., 32 years old, was admitted to the clinic for revision hip arthroplasty with a diagnosis of "Old dislocation of the head of the right hip endoprosthesis, heterotopic ossification" 3 years after the dislocation. During the operation, there were difficulties with the isolation of the sciatic nerve, as well as the structures of the endoprosthesis. We had to remove all ossifications in order to release soft tissues so that there was an opportunity to remove the dislocation. The patient had neuropathy of the sciatic nerve with lesions of the peroneal and tibial nerves because of edema. After surgery the patient was discharged on day 21. Conclusion. There is High risk of recurrence of heterotopic ossification, especially with repeated trauma on surgical site. Thus, this category of patients should be under the supervision of rheumatologists and orthopedic trauma surgeons in order to prevent relapses and other complications. It is necessary to exclude relapses accociated with incorrect strategy of farmacotherapy.

Full Text

Введение

Гетеротопическая оссификация (ГО) определяется как формирование зрелой пластинчатой кости в мягких тканях, обычно между мышцами и суставной капсулой.

Нейрогенная ГО (НГО) возникает вследствие травм как головного, так и спинного мозга. В частности, после черепно-мозговой травмы (ЧМТ) появление очагов формирования эктопической кости в областях вокруг крупных суставов регистрируют в 10–23% случаев, после повреждения спинного мозга — в 40–50%. Это патологическое состояние у мужчин наблюдается в 2,5 раза чаще, чем у женщин [1].

ГО области тазобедренного сустава может быть следствием как повреждения нервной системы, так и локальной травмы. Согласно результатам метаанализа Zhu Y., Zhang F и соавторов., средняя частота развития ГО после тотального эндопротезирования тазобедренного сустава составила 30% [2] [3].

Еще в 80-90х годах ГО после эндопротезирования считалась частым явлением. Частота встречаемости доходила до 80%. P Kjaersgaard-Andersen с соавт. в своих работах сообщали о необходимости профилактического лечения в послеоперационном периоде нестероидными противовоспалительными средствами [4] [5].

В данной статье представлен клинический случай рецидива гетеротопической оссификации после эндопротезирования тазобедренного сустава, осложнившегося ранним вывихом головки без попыток закрытого вправления. После вывиха пациент долгое время не обращался за медицинской помощью, что спровоцировало повторное образование оссификатов вокруг эндопротеза и создало дополнительные трудности во время хирургического вмешательства.

 

Описание клинического случая

Молодой пациент (32 года) с массой тела 76 кг при росте 176 см (ИМТ 24) поступил в марте 2021 года для планового оперативного лечения в клинику с жалобами на периодические боли в области правого тазобедренного сустава, хромоту, выраженное ограничение амплитуды движений в суставе.

Из анамнеза известно, что в 2008 году в ДТП больной получил сочетанную травму: открытый перелом обеих костей левой голени и открытую черепно-мозговую травму; по месту жительства выполнялась трепанация черепа и ПХО раны левой голени (дальнейшее лечение перелома в гипсовой повязке),

пациент находился в коме в течение месяца. После восстановления сознания пациент обнаружил ограничение подвижности в правом тазобедренном суставе, общее снижение чувствительности по геми-типу в правой половине тела. В течение десяти лет прогрессировали болевой синдром в области правого ТБС, ограничение амплитуды движений в суставе. На рис. 1 представлена рентгенограмма правого ТБС в 2018 году в состоянии анкилоза на фоне гетеротопической оссификации.

Рисунок 1 Рентгенограмма правого бедра перед первым тотальным эндопротезированием тазобедренного сустава

Figure 1 X-Ray of the right hip before the first total hip arthroplasty


В 2018г в Москве пациенту было выполнено тотальное эндопротезирование правого тазобедренного сустава (Zimmer Trilogy IT / CLS-Spotorno; пара трения- металл-кросслинк полиэтилен, головка 36/-3мм). ( рис.2)

Рисунок 2 Рентгенограмма правого тазобедренного сустава после первой операции

Figure 2 X-Ray of the right hip after the first operation

Пациент был выписан из клиники без осложнений, затем в срок до 10 дней после вмешательства по месту жительства при присаживании на скамейку отметил болезненное смещение в области сустава, нарушение опороспособности конечности. Пациент в тот момент за медицинской помощью не обратился, продолжал ходить с подлокотными костылями. В дальнейшем пациент в плановом порядке обратился к травматологу-ортопеда по месту жительства, был выявлен застарелый вывих головки эндопротеза, рекомендовано ревизионное эндопротезирование.

В марте 2021 года пациент поступил в клинику. Пациент ходил с помощью одного подлокотного костыля с выраженной хромотой на правую нижнюю конечность. Движения в правом тазобедренном суставе отмечались в минимальном объёме (качательные), безболезненные, правое бедро находилось в положении фиксированной наружной ротации порядка 35гр.  Относительное укорочение правой нижней конечности составляло 2,5 см. Осевая нагрузка была безболезненная, весом конечности пациент владел. На момент поступления функция правого тазобедренного сустава оценивалась как 27 баллов по шкале OHS (из 48). Также больной отмечал нарастание снижения чувствительности кожи всей правой нижней конечности в сравнении с противоположной стороной в течение последних 6 месяцев. Неврологом вы стационаре до операции был сформирован диагноз «Посттравматическая энцефалопатия. Последствия сочетанной травмы от 2008г с трепанацией черепа без судорожной готовности. Правосторонний умеренный гемипарез больше в нижней конечности».  Ожидания пациента от оперативного лечения соответствовали 43 баллам по шкале HSS (Hip replacement expectation survey).

При дообследовании в клинике на рентгенограммах был выявлен вывих головки эндопротеза с формированием косного ложа из гетеротопических оссификатов у передне-верхнего края вертлужного компонента, компоненты без признаков расшатывания. (рис.3)

Рисунок 3 Рентгенограмма таза при поступлении в клинику

Figure 3 X-Ray of the Pelvis upon admission to the clinic

Ориентация вертлужного компонента оценена как 47гр фронтальной инклинации и 20гр антеверсии (по данным КТ), антеверсия бедренного компонента составила 54гр по данным КТ; комбинированная версия компонентов cоcтавила 101 гр.

После исключения инфекционного процесса пациенту было выполнено реэндопротезирование.  При выполнении доступа мы увидели, что отводящий аппарат бедра был умеренно истончен, с признаками частичного рубцового перерождения средней ягодичной мышцы, но без значимых дефектов. Для резекции гетеротопических оссификатов использовалась комбинация чрезъягодичного и заднего доступов.

При выполнении этапа чрезъягодичного доступа, было выделено костное ложе вокруг головки эндопротеза, находящейся у передне-верхнего края вертлужной впадины. (рис 4)

Рисунок 4 Этап чрезъягодичного доступа. Выделение оссификатов вокруг головки эндопротеза.

Figure 4 The transgluteal approach. Release soft tissue around the ossification of the endoprotesis.


Костное ложе было вскрыто для мобилизации головки эндопротеза. (рис. 5)

Рисунок 5 Этап чрезъягодичного доступа. Удаление оссификатов вокруг вывихнутой головки эндопротеза.

Figure 5 The transgluteal approach. Remove ossification around the dislocated head of the endoprotesis.

Затем, через задний доступ, были визуализированы оссификаты, выступающие над задним краем вертлужной впадины, и в зоне расположения седалищного нерва. (рис.6)

Рисунок 6 Этап заднего доступа.

Figure 6 Posterior approach.

Нерв был выделен из оссификатов. С техническими трудностями был выполнен расширенный релиз проксимального отдела бедра и резекция гетеротопических оссификатов, способных вызывать импинджмент кость-кость либо компонент-кость.  

После выделения краев впадины было выявлено, что антилюксационный козырек вкладыша был ориентирован кзади несмотря на избыточную комбинированную антеверсию компонентов. Изначальный план операции включал имплантацию компонента двойной мобильности в хорошо фиксированную чашку с помощью костного цемента, однако от данной тактики пришлось оказаться из-за избыточного натяжения мягких тканей, вызывавшей трудности при вправлении примерочных головок диаметром 36 мм. После имплантации нового вкладыша Zimmer Continuum Longevity в запирательный механизм чашки с ориентацией антилюксационного козырька кпереди-кверху и имплантации головки Zimmer VerSys 36/+0мм («следующий размер» в сравнении с удаленной головкой) была получена достаточная амплитуда движения в суставе до импинджмента, сгибание в тазобедренном суставе достигнуто до 60гр (у пациента сохранялся мягкотканый компонент контрактуры). Тенденции к вывиху эндопротеза после вправления не наблюдалось. Длительность вмешательства составила 4 часа 5 минут, интраоперационная кровопотеря — 700 мл. На рентгенограмме - стабильный эндопротез. ( рис.7)

Рисунок 7. Рентгенограмма таза после ревизионной операции.

Figure 7 X-Ray of the Pelvis after revision surgery.

После операции больной отметил отсутствие активного тыльного сгибания правой стопы и нарушение чувствительности по переднебоковой поверхности бедра.  Согласно заключению невролога имелась невропатия седалищного нерва справа с поражением малоберцового нерва, большеберцового нерва на фоне отека. Больной получал медикаментозную терапию и ФТЛ (миоритм-стимуляцию, магнитотерапию). За период лечения в стационаре была отмечена положительная динамика в виде появления парестезий в правой стопе. Пациент был вертикализирован на 2 сутки после операции.

Послеоперационная рана зажила первичным натяжением, больной был выписан на амбулаторное лечение на 21 сутки с рекомендациями дозировать нагрузку на оперированную конечность с помощью костылей в течение 6 недель, далее - с помощью трости до 6 месяцев.

Антибиотикопрофилактика и тромбопрофилактика проводились согласно локальным протоколам. В качестве медикаментозной профилактики гетеротопической оссификации пациент получал таблетки Целекоксиб 200 мг внутрь 2 раза в день со дня операции общим сроком 4 недели

Через 5 месяцев пациент был опрошен дистанционно. Функциональный статус сустава был оценен как 39 баллов (из 48) по Oxford Hip Score.

У пациента за прошедший период отмечена невыраженная положительная динамика по состоянию седалищного нерва – больной отметил, что активное тыльное сгибание стопы возможно в ограниченном объеме.

Пациент в целом удовлетворен проведённым лечением - на момент опроса больной ходил без дополнительной опоры, не испытывал значимых трудностей при ходьбе и при уходе за собой.

Обсуждение

Факторы риска гетеротопической оссификации у пациентов с травмой спинного мозга зависят от тяжести и уровня повреждения спинного мозга, при этом повреждения грудного и шейного отделов позвоночника приводят к большей тяжести гетеротопической оссификации.  У пациентов, перенесших травму спинного мозга, гетеротопическая оссификация обычно формируется дистальнее уровня травмы и чаще всего вокруг тазобедренного сустава; гетеротопическая оссификация в мелких суставах встречается редко [6].

Пациенты с нарушением когнитивных функций, трахеостомой, пневмонией и / или инфекциями мочевыводящих путей подвержены более высокому риску [7].

Образование ГО связано с воспалительным процессом, что соответствует появлению у пациентов продромальных симптомов, боли, отека и покраснения до образования эктопической кости [8].

Клиническая картина ГО на начальных стадиях неспецифична. Многие случаи ГО протекают бессимптомно, пациенты могут жаловаться на воспалительные явления, включая боль, отек, эритему и повышение температуры тела, а также ограничение амплитуды движения суставов, которые появляются в любое время от 3 до 12 недель после провоцирующего события. В дальнейшем может формироваться анкилоз сустава [6] [9].

Золотым стандартом диагностики ГО являются визуализирующие исследования, в основном рентгенография и компьютерная томография [10].

Недостатком этих лучевых исследований является неспособность обнаружить кальцификаты ранее чем через 6 недель после провоцирующей травмы [6] [11].

Клиницисты часто обращаются к стандартной рентгенографии с последующим трехфазным сканированием костей, чтобы подтвердить диагноз ГО и установить степень и метаболическую активность этого оссифицирующего поражения.

Трехфазная сцинтиграфия костей является наиболее чувствительным методом обнаружения ГО, самое ранняя диагностика возможна через 2,5 недели после травмы [6] [12].  Метод также эффективен для мониторинга прогрессирования ГО и определения подходящего времени для проведения хирургического вмешательства. Активность при сканировании костей обычно достигает пика через несколько месяцев после провоцирующего события и возвращается к исходному уровню через 12 месяцев.

Дифференциальная диагностика ГО подразумевает исключение таких состояний как: опухолевый кальциноз, остеосаркому или дистрофический кальциноз [13].

Наибольшей популярностью в мире пользуется анатомо-морфологическая классификация Брукера [14]:

  1. Класс 1. островки кости в мягких тканях вокруг бедра.
  2. Класс 2. костные шпоры, берущие начало от таза или проксимального конца бедренной кости, оставляя не менее 1 см между противоположными поверхностями костей.
  3. Класс 3. костные шпор, исходящие из таза или проксимального конца бедренной кости, уменьшая расстояние между противоположными поверхностями кости до менее 1 см.
  4. Класс 4. явный анкилоз костей бедра

Существует 2 основных подхода к лечению ГО области тазобедренного сустава: изолированная резекция оссификатов и резекция в сочетании с эндопротезированием. Выбор метода зависит от местоположения и размеров оссификатов и от степени поражения сустава. Чаще всего тактика лечения определяется интраоперационно: при возможности выполняется резекции оссификатов, при поражении основных источников кровоснабжения головки бедра, выполняется тотальное эндопротезирование тазобедренного сустава [15].

При выборе резекции техника отличается от онкологической, так как необходимо удалять только оссификаты, которые вызывают ограничение подвижности, сдавление сосудов или нервов. Более того, исчерпывающая резекция может увеличить риск рецидива и травматичность операции.

Операция эндопротезирования высокоэффективна, однако даже для опытных хирургов данная категория пациентов представляет особую группу, которая требует опыта, знания особенностей патологии, возможностей дополнительной диагностики и технического обеспечения операций, а также индивидуальной программы реабилитации и профилактики рецидивов.

Представленный клинический случай интересен тем, что у описанного пациента рецидив гетеротопической оссификации мог быть обусловлен комбинацией различных факторов риска. Также с учетом того, что травма была получена в результате ДТП, и пациента имелся перелом костей контралатеральной голени, нельзя исключить эффект местной травмы тазобедренного сустава, усугубившей процесс.

Проведенное пациенту в 2018 году тотальное эндопротезирование тазобедренного сустава опять же было сопряжено с высоким риском рецидива оссификации. Частота развития ГО после эндопротезирования тазобедренного сустава в целом оценивается как 30% [2], но такие обстоятельства, как анкилоз сустава и наличие ГО в анамнезе считаются факторами высокого риска формирования оссификатов [16]. К тому же в ранние сроки после операции у пациента произошел вывих головки эндопротеза, который сам по себе является значимой травмой и сопровождается формированием гематомы.  Наконец, со слов пациента, в тот момент не проводилась какая-либо профилактика ГО, несмотря на высокий риск.

С другой стороны, примечательно, что формирование опорного костного ложа вокруг головки эндопротеза позволило пациенту ходить с нагрузкой на оперированную конечность при наличии вывиха.

Что касается развития вывиха головки эндопротеза, данный пациент также относился к группе повышенного риска ввиду имеющейся патологии нервной системы [17]. 

Отдельно стоит отметить, что первичное эндопротезирование было выполнено по поводу анкилоза тазобедренного сустава, существовавшего в течение 10 лет. В данной ситуации риск нестабильности сустава повышается за счет неадекватного натяжения мягких тканей и нарушения функции отводящего аппарата бедра- главного мягкотканого стабилизатора [18].

Для профилактики вывихов при первичном эндопротезировании были использованы 2 из доступных вариантов механической стабилизации: пара трения большого диаметра (36мм) и вкладыш с антилюксационным валиком [19].

Однако факт того, что антилюксационный валик был ориентирован кзади несмотря на избыточную достигнутую комбинированную антеверсию компонентов (то есть в зоне потенциального импинджмента шейка-вкладыш), указывает на технические сложности при эндопротезировании - в частности нарушение оценки ориентации вертлужного компонента на фоне наличия ГО по периметру вертлужной впадины.

На момент выполнения реэндопротезирования приоритетными задачами являлись профилактика рецидива ГО и рецидива нестабильности. Изначально не было цели убрать все оссификации, однако, для достижения подвижности в суставе, пришлось иссекать почти все. Для медикаментозной профилактики ГО сразу после удаления оссификатов области сустава пациенту был показан прием НПВС.

Из методик профилактики ГО используются локализованная лучевая терапия (ЛТ) [20] и препараты из групп кортикостероидов (преднизон, дексаметазон) и НПВП (аспирин, индометацин, специфический ингибитор ЦОГ-2 - целекоксиб). Бисфосфонаты часто являются препаратом выбора на более поздних стадиях ГО, когда формирование плотной костной ткани уже началось [21].

По мнению Robert W. Teasell, Swati Mehta и др., решающее значение имеет время начала фармакопрофилактики, так как она наиболее эффективна на ранних стадиях развития ГО [22].

В данном случае был рекомендован целекоксиб на основании того, что он обладает сходной эффективностью в сравнении с индометацином при более редком развитии побочных эффектов на фоне продолжительного приема [23]. Также на госпитальном этапе неоднократно выполнялись пункции сустава для эвакуации гематомы.

Что касается стабильности сустава, реэндопротезирование по поводу вывихов сопряжено с высоким риском рецидива в случае сохранения компонентов, в частности вертлужного [24].

В представленном случае попытка ревизии вертлужного либо бедренного компонента была бы сопряжена с большей травматичностью вмешательства, что усугубило бы риск рецидива ГО, и внесло бы дополнительные риски расшатывания вновь установленных компонентов. Установка чашки двойной мобильности с помощью цементной техники в хорошо фиксированный вертлужный компонент описана как эффективная методика позволяющая не только профилактировать вывих за счет диаметра пары трения, но и частично изменить взаиморасположение компонентов [25] [26].  У представленного пациента, однако, натяжение тканей после низведения бедра не позволяло осуществить вправления системы большого диаметра, а дополнительные релизы были бы сопряжены с риском отрыва ключевых структур и формирования ещё большей полости, заполняющейся гематомой. С другой стороны, мы вправе рассчитывать, что ограничение амплитуды движения в суставе за счет мягкотканого компонента контрактуры препятствовало выполнению пациентом опасных с точки зрения вывихов движений до формирования плотной псевдокапсулы.

Заключение

Гетеротопическая оссификация — это сложный патологический процесс с разной этиологией, локализацией пораженных тканей и механизмами. При ГО очень высокий риск рецидива, а современные методы профилактики пока не совершенны. Необходимо поддерживать связь с больными для раннего обнаружения проблем и их лечения.  В нашем случае это был вывих тазобедренного сустава. При своевременном вправлении и адекватной профилактике, возможно, удалось бы избежать раннего рецидива. Требуется и дальше изучать эту проблему для оптимизации схем профилактики и лечения.

 

×

About the authors

Gleb A. Efimov

Vreden National Medical Research Center of Traumatology and Orthopedics, St. Petersburg, Russia

Email: glebefimovv@gmail.com
ORCID iD: 0000-0003-3310-0799
SPIN-code: 1689-2611

clinical resident

Russian Federation, Russia, Saint-Peterburg, ul. Akademika Baikova, 8.

Magomed A. Cherkasov

Vreden National Medical Research Center of Traumatology and Orthopedics, St. Petersburg, Russia

Email: dr.medik@gmail.com
ORCID iD: 0000-0003-2799-532X

Cand. of sci. (Med), Orthopedic Surgeon

Russian Federation, Russia, Saint-Peterburg, ul. Akademika Baikova, 8.

Maksim Y. Goncharov

Vreden National Medical Research Center of Traumatology and Orthopedics, St. Petersburg, Russia

Email: goncharov71@list.ru
ORCID iD: 0000-0001-6435-7939

Cand of sci. (Med),Orthopaedic Surgeon

Russian Federation, Russia, Saint-Peterburg, ul. Akademika Baikova, 8.

Nicolay N. Efimov

Vreden National Medical Research Center of Traumatology and Orthopedics, St. Petersburg, Russia

Author for correspondence.
Email: efimov-n-n@mail.ru
ORCID iD: 0000-0002-1813-3421

Cand of sci. (Med),Orthopaedic Surgeon

Russian Federation, Russia, Saint-Peterburg, ul. Akademika Baikova, 8.

References

  1. Cipriano C.A., Pill S.G., Keenan M.A. Heterotopic ossification following traumatic brain injury and spinal cord injury. J. Am. Acad. Orthop. Surg. 2009; 17 (11): 689-97 https://doi: 10.5435/00124635-200911000-00003.
  2. Zhu Y., Zhang F., Chen W., Zhang Q., Liu S., Zhang Y. Incidence and risk factors for heterotopic ossification after total hip arthroplasty: a meta-analysis. Archives of Orthopaedic and Trauma Surgery. 2015;135(9):1307–1314. https://doi: 10.1007/s00402-015-2277-8.
  3. Kan S. L., Yang B., Ning G. Z., Chen L.X., Li Y.L., Gao S.J., Chen X.C., Sun J.C., Feng S.F.et al. Nonsteroidal anti-inflammatory drugs as prophylaxis for heterotopic ossification after total hip arthroplasty. Medicine. 2015;94(18): p. e828. https://doi: 10.1097/MD.0000000000000828.
  4. Andersen P.K, Nafei A., Teichert G., Kristensen O, Schmidt S.A., Keller J, Lucht U. Indomethacin for prevention of heterotopic ossification. A randomized controlled study in 41 hip arthroplasties. Acta Orthopaedica Scandinavica 1993; 64(6): 639-642. https://doi.org/10.3109/17453679308994587
  5. Mier, P. D., & van den Hurk, J. J. (1975). Lysosomal hydrolases of the epidermis. I. Glycosidases. The British journal of dermatology, 93(1): 1–10. https://doi.org/10.1111/j.1365-2133.1975.tb06468.x
  6. Shehab D., Elgazzar A.H., Collier D.B. Heterotopic ossification. Journal of Nuclear Medicine 2002, 43 (3) 346-353. PMID: 11884494
  7. Sullivan M.P., Torres S.J., Mehta S., Ahn J.. Heterotopic ossification after central nervous system trauma: a current review. Bone Joint Res. 2013; 2(3):51-7. https://doi: 10.1302/2046-3758.23.2000152
  8. Pignolo R.J., Bedford-Gay C., Liljesthrom M., Durbin-Johnson B.P., Shore E.M., Rocke D.M.. The natural history of flare-ups in fibrodysplasia ossificans progressiva (FOP): A comprehensive global assessment. J Bone Miner Res. 2016;31:650–6. doi: 10.1002/jbmr.2728
  9. Popovic M., Agarwal A., Zhang L., Yip C., Kreder H.J., Nousiainen M.T., Jenkinson R., Tsao M., Lam H., Milakovic M., Wong E., Chow E.. Radiotherapy for the prophylaxis of heterotopic ossification: a systematic review and meta-analysis of published data. Radiotherapy and Oncology 2014; 113: 10-17. DOI: https://doi.org/10.1016/j.radonc.2014.08.025
  10. Cholok D., Chung M.T., Ranganathan K., Ucer S., Day D., Davis T.A. Heterotopic ossification and the elucidation of pathologic differentiation. Bone. 2018;109:12–21. doi: 10.1016/j.bone.2017.09.019. et al.
  11. Rossier A.B., Bussat P., Infante F., Zender R., Courvoisier B., Muhelm G. Current facts of para-osteo-arthropathy (POA). Paraplegia. 1973;11:38–78. doi: 10.1038/sc.1973.5.
  12. Svircev J.N., Wallbom A.S. False-negative triple-phase bone scans in spinal cord injury to detect clinically suspect heterotopic ossification: a case series. J Spinal Cord Med. 2008;31:194–6. doi: 10.1080/10790268.2008.11760711.
  13. Legosz P., Otworowski M., Sibilska A., Starszak K., Kotrych D.,Kwapisz A.,Synder M. Heterotopic Ossification: A Challenging Complication of Total Hip Arthroplasty: Risk Factors, Diagnosis, Prophylaxis, and Treatment. BioMed Research International 2019. doi: 10.1155/2019/3860142
  14. Mujtaba B., Taher A., Fiala J.M., Nassar S., Madewell J.E., Hanafy A.K., Aslam R. Heterotopic Ossification. Radiology and Oncology. 2019; 53(3): 275-284. https://doi.org/10.2478/raon-2019-0039
  15. Егиазарян К.А. Коробушкин Г.В. Сиротин И.В. Абилемец А.С. Юусибов Р.Р. Субботин Н.А.
  16. Клинический случай оперативного лечения приобретённой гетеротопической оссификации у пациента с тяжелой сочетанной травмой. Политравма. 2018; (2): 75-81.
  17. Egiazaryan K.A., Korobushkin G.V., Sirotin I.V., Abilemets A. S., Yuusibov R.R., Subbotin N.A. [A clinical case of surgical treatment of acquired heterotopic ossification in a patient with]. Polytrauma [Polytrauma]. 2018; (2): 75-81. (In Russian)
  18. Sullivan M. P., Torres S. J., Mehta S., Ahn J. Heterotopic ossification after central nervous system trauma: A current review. Bone Joint Research 2013; 2(3):51-7. doi: 10.1302/2046-3758.23.2000152.
  19. Gausden E.B., Parhar H.S., Popper J.E., Sculco P.K., Rush B.N.M. Risk Factors for Early Dislocation Following Primary Elective Total Hip Arthroplasty. The Journal of Arthroplasty. 2018; 33(5):1567-1571. doi: 10.1016/j.arth.2017.12.034
  20. Молодов М.А., Даниляк В.В., Ключевский В.В., Гильфанов С.И., Ключевский В.В., Вергай А.А. Факторы риска вывихов тотальных эндопротезов тазобедренного сустава. Травматология и ортопедия России. 2013;(2):23-30. https://doi.org/10.21823/2311-2905-2013-0-2-65-71.
  21. Molodov M.A., Daniljak V.V., Kljuchevskij V.V., Gil'fanov S.I., Kljuchevskij V.V., Vergaj A.A. [Risk factors for total hip arthroplasty dislocations]. Travmatologiya i ortopediya Rossii [Traumatology and Orthopedics of Russia] 2013;(2):23-30. (In Russian) https://doi.org/10.21823/2311-2905-2013-0-2-65-71.
  22. Середа А.П., Сметанин С.М. Вывихи после эндопротезирования тазобедренного сустава (обзор литературы). Травматология и ортопедия России. 2020;26(2):180-200. https://doi.org/10.21823/2311-2905-2020-26-2-180- 200
  23. Sereda A.P., Smetanin S.M. [Dislocations after Hip Arthroplasty (Review)]. Travmatologiya i ortopediya Rossii [Traumatology and Orthopedics of Russia] 2020;26(2):180-200. (In Russian) https://doi.org/10.21823/2311-2905-2020-26-2-180- 200
  24. Popovic M., Agarwal A., Zhang L., Yip C., Kreder H.J., Nousiainen M.T., Jenkinson R., Tsao M., Lam H., Milakovic M., Wong E., Chow E. Radiotherapy for the prophylaxis of heterotopic ossification: a systematic review and meta-analysis of published data. Radiother Oncol. 2014; 113(1):10-7. doi: 10.1016/j.radonc.2014.08.025.
  25. Vanden Bossche L.C., Van Maele G., Wojtowicz I., Bru I., Decorte T., De Muynck M., Rimbaut S., Vanderstraeten G. Free radical scavengers versus methylprednisolone in the prevention of experimentally induced heterotopic ossification. J Orthop Res. 2009; 27(6):748-51. doi: 10.1002/jor.20817.
  26. Teasell, R. W., Mehta, S., Aubut, J. L., Ashe, M. C., Sequeira, K., Macaluso, S., Tu, L., & SCIRE Research Team (2010). A systematic review of the therapeutic interventions for heterotopic ossification after spinal cord injury. Spinal cord, 48(7), 512–521. https://doi.org/10.1038/sc.2009.175
  27. Romanò, C. L., Duci, D., Romanò, D., Mazza, M., & Meani, E. (2004). Celecoxib versus indomethacin in the prevention of heterotopic ossification after total hip arthroplasty. The Journal of arthroplasty, 19(1), 14–18. https://doi.org/10.1016/s0883-5403(03)00279-1
  28. Jo, S., Jimenez Almonte, J. H., & Sierra, R. J. (2015). The Cumulative Risk of Re-dislocation After Revision THA Performed for Instability Increases Close to 35% at 15years. The Journal of arthroplasty, 30(7), 1177–1182. https://doi.org/10.1016/j.arth.2015.02.001
  29. Chalmers, B. P., Ledford, C. K., Taunton, M. J., Sierra, R. J., Lewallen, D. G., & Trousdale, R. T. (2018). Cementation of a Dual Mobility Construct in Recurrently Dislocating and High Risk Patients Undergoing Revision Total Arthroplasty. The Journal of arthroplasty, 33(5), 1501–1506. https://doi.org/10.1016/j.arth.2017.11.055
  30. Загородний Н.В., Бухтин К.М., Чрагян Г.А., Каграманов С.В., Галаев Х.И. Метод ревизии вертлужного компонента эндопротеза тазобедренного сустава без удаления ранее установленной чашки. Вестник травматологии и ортопедии им. Н.Н. Приорова. 2014; (4): 73-74.
  31. Zagorodnij N.V., Buhtin K.M., Chragjan G.A., Kagramanov S.V., Galaev H.I. [Revision of hip endoprosthesis acetabular component without removal of reviously implanted cup]. Central Institute of Traumatology and Orthopaedics named after N.N. Priorov. 2014; (4): 73-74. (In Russian)

Supplementary files

There are no supplementary files to display.


Copyright (c) Efimov G.A., Cherkasov M.A., Goncharov M.Y., Efimov N.N.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies