HEMODYNAMICS AND TEMPERATURE OF TISSUES IN THE AREA OF UNION OF PRIMARY AND REPEATED FRACTURES OF LONG BONES DURING GROWTH (IN VIVO EXPERIMENT)



Cite item

Abstract

Relevance. Adequate blood circulation in the tissues during healing of fractures is a factor in achieving positive results in the treatment of patients. Purpose of the study. In an in vivo experiment, to study the features of the temperature response and blood circulation in the area of ​​fusion of the primary and repeated fractures of the tibia during the growth period. Material and methods. Rats (n = 36) model a fracture of the tibia, recorded by the outer structure. In series 1, fixation continued until union. In series 2, 21 days after the operation, refracture was modeled and re-fixed until union. We studied blood circulation and tissue temperature in the projection of the fracture: in the norm; 21 and 35 days after fracture or refractory; 28 days after termination of fixation. Results. The temperature and blood circulation were of the same type, but of different severity. Three types of reaction were identified: 1) reduced blood flow velocity and tissue temperature, increased venous outflow; 2) increased blood flow velocity, unchanged venous outflow, reduced tissue temperature; 3) a slight decrease in blood flow velocity, increased venous outflow, a slight increase in tissue temperature. By the end of fixation in series 1, the parameters returned to normal. In series 2, 28 days after the termination of fixation in animals with the first and second types of hemodynamics, the temperature of tissues and venous outflow returned to normal, and the blood flow rate decreased. In the third type, the temperature of the tissues returned to normal, the venous outflow increased, and the rate of blood flow increased. Conclusion. When the primary fracture is fought, the blood circulation and tissue temperature normalized to the end of the fixation, and with refracturas a month after the termination of the fixation, the changes were preserved.

Full Text

ГЕМОДИНАМИКА И ТЕМПЕРАТУРА ТКАНЕЙ В ОБЛАСТИ СРАЩЕНИЯ ПЕРВИЧНОГО И ПОВТОРНОГО ПЕРЕЛОМА  ДЛИННЫХ КОСТЕЙ В ПЕРИОДЕ РОСТА (ЭКСПЕРИМЕНТ IN VIVO)

 

 

Введение

В настоящее время проблема профилактики и лечения рефрактур диафиза длинных костей, в частности у пациентов детского возраста не теряет своей актуальности. По данным разных авторов частота встречаемости рефрактур варьирует от 0,4 до 21,3 % случаев и не имеет тенденции к снижению [1, 2, 3]. Причины данного патологического состояния могут быть различны. Основными из них принято считать недостаточное клиническое и лабораторное обследование пациентов, вид и локализация костного повреждения, неточная репозиция отломков, недостаточная иммобилизация и ошибки в ее выполнении независимо от выбранного способа лечения, большое количество оперативных вмешательств и репозиционных манипуляций на травмированном сегменте, наличие системных заболеваний скелета, остеомиелитические поражения. В качестве причины формирования рефрактуры в области костного сращения также можно выделить раннее прекращение иммобилизации, когда процессы репаративного остеогенеза еще не завершились и костная мозоль имеет недостаточную устойчивость к механическим нагрузкам.

Определение признаков заживления перелома имеет решающее значение для принятия решения об удалении фиксаторов. В этом плане общепринятым методом является рентгенография в двух стандартных проекциях (прямой и боковой), а признаками консолидации считают наличие непрерывной корковой пластинки в области сращения с трех или четырех сторон  [4, 5]. Однако, по мнению некоторых авторов стандартная визуальная оценка рентгенограмм  не всегда является информативной [6, 7]. Поэтому не прекращаются поиски информативных, недорогих, легко выполнимых, неинвазивных либо малоинвазивных методик оценки качества костного регенерата [8, 9, 10]. Для прогноза скорости заживления переломов и дефектов костей  представляются перспективными методы измерения кровотока в костной и мягких тканях, на потенциал которых указывают многие авторы  [11, 12, 13].

Во многих  работах есть сведения об особенностях кровообращения в тканях сегмента на разных этапах сращения первичного перелома, как у взрослых пациентов, так и у детей [14, 15, 16, 17]. Однако в доступной литературе нет информации об изменениях гемодинамики при консолидации рефрактуры, в частности сформированной в результате раннего прекращения иммобилизации.

Соответственно изучение гемодинамических изменений и связанных с этим других процессов, в том числе температурных реакций в области формирующегося сращения первичного и повторного перелома имеет важное как научное так и клиническое значение.

Цель исследования – в эксперименте in vivo изучить особенности температурной реакции и кровообращения в области сращения первичного и повторного перелома большеберцовой кости в периоде роста.

 

Материал и методы

Дизайн исследования

Для выполнения эксперимента in vivo были отобраны 36 крыс обоего пола линии Wistar, вес которых варьировал от 306 грамм до 506 грамм. Во всех случаях осуществляли поперечную остеотомию в середине диафиза правой большеберцовой кости. Костные отломки фиксировали наружной конструкцией. После операции животные были случайным образом разделены на 2 серии опытов. В серии 1 после моделирования первичного перелома (n = 18) фиксацию продолжали до формирования костного сращения, которое регистрировали клиническим и рентгенологическим методами. В серии 2 через 21 сутки после операции моделировали рефрактуру в области повреждения (n = 18), путем прикладывания к отломкам флексионных нагрузок и осуществляли повторно внешний остеосинтез до сращения перелома [18].     

Критерии соответствия

В эксперименте использовали клинически здоровых растущих животных в возрасте 5-6 месяцев.

Критерии исключения

В 1 серии опытов у 5 животных в периоде до 28 суток после зарегистрированного костного сращения и прекращения наружной фиксации формировалась рефрактура в области костной мозоли. Данное обстоятельство расценивалось как критерий исключения, соответственно эти случаи были исключены из выборки при анализе полученных результатов.

  Условия проведения

Все животные содержались в условиях вивария в индивидуальных клетках.  В помещении были обеспечены  одинаковые условия освещения и температурный режим. В рационе использовали одинаковые, сбалансированные по питательным веществам корма и чистую питьевую воду.

Физиологические обследования выполнял один и тот же исследователь в специально оборудованном помещении.

Продолжительность исследования

Для достижения поставленной цели изучали кровообращение и локальную температуру тканей в проекции костной травмы на этапах: перед началом эксперимента; через 21 сутки фиксации после моделирования перелома  и остеосинтеза в 1 и 2 серии; через 35 суток фиксации после моделирования перелома и остеосинтеза в серии 1; через 35 суток фиксации после моделирования рефрактуры и остеосинтеза в серии 2; через 28 суток после достижения костного сращения и прекращения наружной фиксации в 1 и 2 серии.  

Описание процедуры физиологического обследования, основные исходы исследования и методы их регистрации

Исследования выполняли при помощи реографа-полианализатора РГПА-6/12 «РЕАН-ПОЛИ» (НПКФ «МЕДИКОМ-МТД», Россия) и входящих в комплект принадлежностей.

Животных предварительно наркотизировали путем внутримышечного введения препарата Золетил в  дозе 2 – 5 мг/100 г. После этого удаляли шерстный покров с медиальной поверхности опытного сегмента. Для регистрации локальной температуры тканей (Т, °С) в проекции перелома устанавливали контактный температурный датчика - ДТ-3. Термометрию выполняли в течение 3 минут. Далее в этой же области осуществляли фотоплетизмографию при помощи датчика ФПГ-2 (поверхностного) в течение 1 минуты. По характеру изменения максимальной скорости быстрого кровенаполнения (МСБКН, Ом/с) и средней скорости медленного кровенаполнения (ССМКН, Ом/с) оценивали вязкоупругие свойства артерий крупного, среднего и мелкого калибра.  Для оценки венозного оттока анализировали изменение индекса венозного оттока (ИВО, %). В качестве нормы использовали значения изучаемых показателей, полученные перед началом выполнения экспериментальных исследований и от 15 интактных животных.

Дополнительные исходы исследования и методы их регистрации

Дополнительно на этапах обследования регистрировали частоту сердечных сокращений (ЧСС) путем выполнения электрокардиографии на том же оборудовании. Так же измеряли общую температуру тела (Тобщ) при помощи электронного термометра.

Статистический анализ

Количественные данные подвергали статистической обработке с использованием программы AtteStat 13.1 (Россия). Совокупности количественных показателей  описывались при помощи значений медианы (Me) и нижнего и верхнего квартилей (Q1-Q3). Достоверность различий оценивали с помощью критерия Вилкоксона для парных и независимых выборок.  Различия считались статистически значимыми при уровне значимости p < 0,05.

Этические нормы

Перед началом эксперимента было получено положительное решение локального этического комитета на его проведение.  При выполнении экспериментов соблюдали принципы гуманного отношения к животным [19], которые соответствовали требованиям Европейской  конвенции  по  защите  позвоночных животных,  используемых  для  экспериментов и других научных целей и директиве 2010/63/EU  Европейского парламента и Совета Европейского союза от 22 сентября 2010 г. по охране животных, используемых в научных целях.

 

Результаты

Основные результаты исследования

На протяжении эксперимента не выявляли случаев гибели животных. Определили нормальные значения изучаемых показателей, которые составили: Т – 31,1 (30,48-31,81) °С, МСБКН – 2,3 (1,76-2,55) Ом/с, ССМКН – 0,88 (0,54-1,49) Ом/с, ИВО – 56,73 (53,4-65).

При анализе результатов полученных во время регистрации локальной температуры тканей и выполнении ФПГ исследования динамика изменения изучаемых параметров в периоде аппаратной фиксации была различна.

Через 21 сутки после выполнения оперативного вмешательства у 38,7% обследованных животных в сравнении с дооперационным уровнем наблюдали достоверное снижение Т на 1,11 °С (р = 0,02). Параметры МСБКН и ССМКН были уменьшены на 75,77% (р = 0,003) и 79,76% (р = 0,03) соответственно. Среди случаев с подобной динамикой (в последующем – животные «Т↓ МСБКН↓ ССМКН↓») 83,3 % животных были из 1 серии опытов и соответственно 16,7 % вошли во 2 серию. В этих наблюдениях регистрировали повышение ИВО более чем на 20% (р = 0,01).

В других наблюдениях (38,7%) происходило значимое уменьшение Т на 1,77 °С (р = 0,0006). При этом МСБКН и ССМКН были увеличены в 2,97 раза (р = 0,006) и 2,96 раза (р = 0,01) соответственно (в последующем – животные «Т↓ МСБКН↑ ССМКН↑»). Из них в серию 1 вошло 66,7%, а в серию 2 – 33,3% таких случаев. У этих животных интенсивность венозного оттока не изменялась, значения ИВО соответствовали нормальным.

У 22,6% животных определяли незначительное повышение Т в среднем на 0,32±0,2°С (р = 0,56), однако МСБКН и ССМКН были достоверно снижены на 29,82% (р = 0,02) и 10,07% (р = 0,02). Из них в серию 1 вошло 75%, а в серию 2 – 25% случаев (в последующем – животные «Т↑ МСБКН↓ ССМКН↓»). У этих животных во всех наблюдениях выявили слабую тенденцию к усилению венозного оттока, что характеризовалось уменьшением значений ИВО в сравнении с дооперационным уровнем. Но достоверно данный параметр от нормы не отличался (р = 0,08).

К окончанию периода аппаратной фиксации (1 серия - через 35 суток после операции, 2 серия – через 35 суток после моделирования рефрактуры и остеосинтеза) в 1 серии экспериментов у животных с изменениями соответствующими «Т↓ МСБКН↓ ССМКН↓» параметр Т увеличивался по отношению к предыдущему периоду обследования на 0,48 °С. Его значения варьировали в диапазоне нижней границы физиологической нормы. Параметры МСБКН и ССМКН увеличивались в сравнении с предыдущим периодом обследования, достигая нормальных значений. При этом ИВО сохранялся на достигнутом уровне. Во 2 серии через 35 суток после моделирования рефрактуры и остеосинтеза при подобных изменениях показатель Т повышался до физиологической нормы (р = 0,06). ИВО хоть и соответствовал интактным значениям, но в сравнении с дооперационным уровнем повышался на 11%, что расценивали как слабовыраженное затруднение венозного оттока. МСБКН и ССМКН продолжали снижаться. Их значения были уменьшены по отношению к дооперационному периоду на 88,8%  (р = 0,002) и 82,14% (р = 0,004)соответственно.

У животных 1 серии с изменениями «Т↓ МСБКН↑ ССМКН↑» также происходила нормализация показателей, характеризующих вязкоупругие свойства артерий (Т, МСБКН и ССМКН). Выявляли признаки, свидетельствующие об усилении венозного оттока. На это указывало достоверное понижение значений ИВО как по отношению к дооперационному уровню (р = 0,03), так и в сравнении с предыдущим этапом обследования (р = 0,02). В серии 2 при изменениях «Т↓ МСБКН↑ ССМКН↑» регистрировали увеличение Т, в сравнении с нормой более чем на 0,5°С (р = 0,05), а по отношению к предыдущему периоду обследования более чем на 2,0°С (р = 0,04). Параметр МСБКН снижался, но по отношению к норме оставался повышенным в 1,4 раза (р = 0,04). ССМКН уменьшался. Его значения варьировали в диапазоне верхней границы физиологической нормы (р = 0,3). Показатель ИВО сохранялся на достигнутом уровне.

В 1 серии у животных с изменениями «Т↑ МСБКН↓ ССМКН↓» в этот период все изучаемые показатели соответствовали дооперационному уровню и нормальным значениям, полученным при обследовании интактных животных. В серии 2 регистрировали повышение показателей в сравнении с дооперационным уровнем: Т - более чем на 1°С (р = 0,03), МСБКН – в 3,8 раза (р = 0,001), ССМКН – в 2,1 раза (р = 0,001). При этом ИВО нормализовался.

Динамика изменения на этапе фиксации локальной температуры покровных тканей, а также параметров, характеризующих вязкоупругие свойства артерий и отражающих интенсивность венозного оттока в проекции костной травмы, представлена на рисунках 1 - 4.

 

 

а

 

b

Рисунок 1. Динамика изменения температуры покровных тканей в проекции костной травмы на этапе фиксации при разных вариантах кровообращения: а - 1 серия; b - 2 серия.

 

 

 

а

 

b

Рисунок 2. Динамика изменения МСБКН на этапе фиксации при разных вариантах кровообращения: а - 1 серия; b - 2 серия.

 

 

 

а

 

b

Рисунок 3. Динамика изменения ССМКН на этапе фиксации при разных вариантах кровообращения:  а - 1 серия; b - 2 серия.

 

 

 

а

 

b

Рисунок 4. Динамика изменения ИВО на этапе фиксации при разных вариантах кровообращения:  а - 1 серия; b - 2 серия.

 

Через 28 суток после прекращения аппаратной фиксации у животных 1 серии во всех наблюдениях (не зависимо от типа кровообращения) значения изучаемых параметров варьировали в диапазоне физиологической нормы.

В серии 2 через 28 суток после прекращения фиксации в случаях «Т↓ МСБКН↓ ССМКН↓» и «Т↓ МСБКН↑ ССМКН↑» как правило Т и ИВО не имели достоверных различий с нормальными значениями (р = 0,4; р = 0,6). Остальные показатели были значительно снижены по отношению к норме (более чем в 3 раза; р = 0,001) и составляли в среднем: МСБКН -  0,61 Ом/с, а ССМКН – 0,09 Ом/с. У животных с динамикой «Т↑ МСБКН↓ ССМКН↓» в этот период параметр Т  снижался на 0,95°С (р = 0,04) в сравнении с предыдущим этапом обследования, а от нормы достоверно не отличался (р = 0,3). МСБКН и ССМКН увеличивались еще в 1,5 раза в сравнении со значениями, полученными в период прекращения аппаратной фиксации (р = 0,002). Показатель ИВО был меньше физиологической нормы и дооперационного уровня на 24,6% (р = 0,009).

Дополнительные результаты исследования

В ходе выполнения экспериментов у всех животных не было отмечено достоверных изменений частоты сердечных сокращений и общей температуры тела на разных этапах по отношению к дооперационным значениям. Не было зарегистрировано достоверных различий данных параметров на разных сроках эксперимента и между сериями.

Динамика ЧСС и Тобщ представлена в ниже приведенных таблицах 1 и 2.

 

Таблица 1. Динамика изменения ЧСС (уд/мин) (Mе (Q1-Q3))

 

№ серии

Этапы эксперимента

Перед началом опыта

 

Фиксация 21

 

Фиксация 35

 

Без аппарата 28

1

294 (246,5-325)

264 (256-308)

304,5 (251,5-327)

278 (257,5-299)

2

291 (254,5-331)

276,5 (245-322)

302 (290,5-332)

276,5 (238-322)

 

Таблица 2. Динамика изменения Тобщ (°С) (Mе (Q1-Q3))

 

№ серии

Этапы эксперимента

Перед началом опыта

 

Фиксация 21

 

Фиксация 35

 

Без аппарата 28

1

34,3 (33,9-34,9)

34,74 (34-34,9)

35,0 (34,2-35,5)

34,52 (34,1-34,8)

2

34,7 (34-35,4)

34,8 (34,3-35,3)

34,97 (34,1-35,7)

34,9 (34,7-35,3)

 

 

Обсуждение

 

Резюме основного результата исследования

В периоде роста при сращении первичного, либо повторного (рефрактура, обусловленная ранним прекращением фиксации) перелома диафиза костей голени, в области повреждения происходили однотипные, но с разной степенью выраженности, изменения температурной реакции и кровообращения гипокинетического или гиперкинетического характера. При однотипной динамике, в условиях сращения первичного перелома кровообращение и температура тканей нормализовались в течение 1 месяца после прекращения фиксации. Тогда как консолидация рефрактур сопровождалась более выраженными изменениями вязкоупругих свойств сосудов которые сохранялись и через 1 месяц после прекращения фиксации.

Обсуждение основного результата исследования

Известно, что восстановление периферического кровообращения и его интенсивность является одним из главных факторов, оказывающих влияние на процессы ремоделирования при травматических повреждениях костной и мягких тканей  [20, 21].

В настоящее время для оценки перфузии тканей в области сращения переломов чаще всего применяют неинвазивные методы исследования, базирующиеся на оптических системах ближнего инфракрасного диапазона.  Наиболее дешевым и простым в исполнении считается фотоплетизмография [22, 23]. При этом в придавленных датчиком тканях световая волна проникает в более глубокие слои за счет увеличения сигнала ФПГ, тем самым достигаются глубже расположенные сосуды [24].

В выполненном экспериментальном исследовании для изучения гемодинамики в созданных условиях также применяли метод ФПГ. В результате проведенного исследования выявили, что при сращении первичного, либо повторного (рефрактура) перелома диафиза костей голени в условиях наружной фиксации, в области повреждения могут происходить однотипные, но с разной степенью выраженности, изменения кровообращения. При этом процессы гемодинамики могут протекать как по гипокинетическому, так и по гиперкинетическому типу.

Через 21 сутки после моделирования перелома и остеосинтеза в 33% наблюдений определяли изменение венозного оттока по отношению к дооперационному уровню, однако в сравнении с физиологической нормой значимых различий не выявили. При этом преобладали процессы вазодилатации артерий разного калибра, о чем свидетельствовало зарегистрированное уменьшение скорости притока крови более чем на 70%. Это объясняло понижение температуры покровных тканей в проекции повреждения.

При подобной динамике кровоснабжения к окончанию периода аппаратной фиксации в случаях с первичным переломом восстанавливались вязкоупругие свойства артерий  и температура тканей, нормализовался венозный отток. В последующем изменения кровообращения в области сформированного костного сращения не происходило. У животных, которым моделировали рефрактуру, в периоде ее консолидации температурная реакция тканей восстанавливалась, однако скорость кровотока продолжала снижаться, венозный отток слабо затруднялся. После прекращения аппаратной фиксации до окончания эксперимента нормализации кровообращения в проекции перелома не происходило.

Есть сведения, что у детей при лечении переломов длинных трубчатых костей разными методами через 7-14 суток после остеосинтеза происходит усиление кровотока в области повреждения, а в период формирования костного сращения гемодинамика в тканях сегмента нормализуется [14, 15].

Подобный гиперкинетический тип кровообращения более чем в 30% наблюдений был зарегистрирован и в выполненном исследовании, когда через 21 сутки фиксации происходило значимое увеличение скорости кровотока в проекции костной мозоли. Венозный отток в этих случаях обеспечивался в достаточной степени. По всей видимости, повышение скорости кровенаполнения сосудов было обусловлено гипертонусом стенки сосудов. В этот период вазоконстрикция артерий стала причиной  снижения температуры покровных тканей более чем на 1,5 °С.

При данной динамике в период формирования механически прочного костного сращения после первичного перелома вязкоупругие свойства артерий и температура тканей нормализовались, а венозный отток усиливался. В случаях сращения рефрактур к окончанию периода аппаратной фиксации степень вазоконстрикции сосудов крупного калибра уменьшалась, а тонус мелких артерий нормализовался. Это способствовало усилению притока крови в поврежденной области. В результате температура тканей  повышалась. При этом интенсивность венозного оттока не изменялась. После прекращения фиксации температура тканей и венозный отток сохранялись, однако тонус стенки артерий значительно снижался, о чем свидетельствовало уменьшение скорости кровенаполнения сосудов.

Третий вариант кровообращения, выявленный через 21 сутки после моделирования перелома и остеосинтеза, был зарегистрирован у 22% животных. В этих случаях локально наблюдали слабо выраженную вазодилатацию артерий в сочетании с усиленным венозным оттоком. Подобная динамика изменений функциональных свойств сосудов способствовала слабому повышению температуры тканей. При таких изменениях в период формирования консолидации первичного перелома все показатели нормализовались и в последующем не изменялись. В случаях сращения рефрактур к окончанию этапа аппаратной фиксации происходило резкое увеличение тонуса сосудов, характеризующееся увеличением скорости их кровенаполнения. Температура покровных тканей повышалась. Интенсивность венозного оттока была сопоставима с нормой. В периоде после прекращения фиксации артерии находились в состоянии вазоконстрикции, а венозный отток усиливался. Все это способствовало ухудшению кровенаполнения тканей и закономерно приводило к снижению их температуры.

Разные типы кровотока в динамике лечения пациентов с травмами верхних и нижних конечностей зарегистрированы и другими авторами [16, 25, 26]. При этом некоторые авторы наблюдали преимущественно усиление притока крови в тканях конечности при лечении переломов костей разными методами  [27, 28], тогда как другие отмечали его снижение [17, 29, 30].

 

ВЫВОДЫ:

  • У растущего организма при сращении первичного, либо повторного (рефрактура, обусловленная ранним прекращением фиксации) перелома диафиза костей голени, в области повреждения происходят однотипные, но с разной степенью выраженности, изменения кровообращения, которые могут быть как гипокинетического так и гиперкинетического характера.
  • При сращении первичного перелома кровообращение и температурная реакция тканей в области костной мозоли восстанавливаются в периоде формирования консолидации отломков. Тогда как сращение рефрактур сопровождается более выраженными изменениями функциональных свойств сосудов и через 1 месяц после прекращения фиксации их восстановления не происходит.

  

Конфликт интересов

Авторы данной статьи подтверждают отсутствие конфликта интересов, о котором необходимо сообщить.

 

×

About the authors

Azam Azimovich Kosimov

Republican Specialized Scientific and Practical Medical Center of Traumatology and Orthopedics of the Ministry of Health of the Republic of Uzbekistan; Tashkent Medical Academy of the Ministry of Health of the Republic of Uzbekistan

Email: azamrefracture@mail.ru
ORCID iD: 0000-0001-9253-2597
Scopus Author ID: 57212646460

Candidate of Medical Sciences, Associate Professor of the Department of Traumatology-Orthopedics, Neurosurgery and CAP, Tashkent Medical Academy and the Department of Surgery and CAP of the Tashkent State Dental Medical Institute, Tashkent

Uzbekistan, Uzbekistan, 100047, Tashkent, Yashnabad district, st. Makhtumkuli, 78; Uzbekistan,Tashkent city, 100011, Shaykhantouri district, Navoiy street, 4

Iskandar Yunusovich Khodzhanov

Republican Specialized Scientific and Practical Medical Center of Traumatology and Orthopedics of the Ministry of Health of the Republic of Uzbekistan

Email: prof.Khodjanov@mail.ru
ORCID iD: 0000-0001-9420-3623
Scopus Author ID: 57212658193

Doctor of Medical Sciences, Professor, Head of the Department of Pediatric Trauma, Republican Specialized Scientific and Practical Medical Center for Traumatology and Orthopedics of the Ministry of Health of the Republic of Uzbekistan

Uzbekistan, Uzbekistan, 100047, Tashkent, Yashnabad district, st. Makhtumkuli, 78

Natal'ia Andreevna Kononovich

ФГБУ «НМИЦ ТО имени академика Г.А.Илизарова» Минздрава России

Author for correspondence.
Email: n.a.kononovich@mail.ru
ORCID iD: 0000-0002-5990-8908
SPIN-code: 4698-3378
Scopus Author ID: 55761916600
ResearcherId: Q-8604-2016

Leading Researcher of the Experimental Laboratory of the Federal State Budgetary Institution "NMIC TO named after Academician G.A. Ilizarov" of the Ministry of Health of Russia,

SPIN - 4698-3378

Russian Federation, 640014, Russia, Kurgan, st. M. Ulyanova, 6.

References

  1. Khodzhanov I.Yu., Hrapovickaya, A.Yu., Kosimov A.A. [Refractory long bones in children (literature review)]. Ortopediya, travmatologiya i protezirovanie. [Orthopedics, traumatology and prosthetics]. 2012;1:117-120.
  2. Shalygina O.I., Kuznetsova N.L. [The reasons for promoting the development of long bones refracture after isolated andmultiple injuries]. Medicinskaya nauka i obrazovanie Urala [Medical science and education in the urals]. 2012;13(3-1):120-122.
  3. Fernandez, F. F., Langendörfer, M., Wirth, T., Eberhardt, O. Failures and complications in intramedullary nailing of children's forearm fractures. Journal of children's orthopaedics. 2010;4(2):159-167. doi: 10.1007/s11832-010-0245-y
  4. Starr, K. A., Fillman, R., Raney, E. M. Reliability of radiographic assessment of distraction osteogenesis site. Journal of Pediatric Orthopaedics. 2004;24(1):26-29.
  5. Ten Berg, P. W., Kraan, R. B., Jens, S., Maas, M. Interobserver Reliability in Imaging-Based Fracture Union Assessment—Two Systematic Reviews. Journal of Orthopaedic Trauma. 2020;34(1):e31-e37. doi: 10.1097/BOT.0000000000001599
  6. Atwan, Y., Schemitsch, E. H. Radiographic evaluations: Which are most effective to follow fracture healing?. Injury. 2020;51(S2):18-22. doi: 10.1016/j.injury.2019.12.028
  7. Litrenta, J., Tornetta III, P., Ricci, W., Sanders, R. W., O'Toole, R. V., Nascone, J. W., ... & Wilson, D. In vivo correlation of radiographic scoring (radiographic union scale for tibia fractures) and biomechanical data in a sheep osteotomy model: can we define union radiographically?. Journal of orthopaedic trauma. 2017;31(3):127-130. doi: 10.1097/BOT.0000000000000753
  8. Kononovich N.A., Popkov A.V. [Hemodynamics in different muscle groups when treating comminuted fractures of leg bones (an experimental study)]. Mezhdunarodnyj zhurnal prikladnyh i fundamental'nyh issledovanij [International journal of applied and fundamental research]. 2015;(5-2):246-250.
  9. Sadoughi, F., Behmanesh, A., Najd Mazhar, F., Joghataei, M. T., Yazdani, S., Shams, R., ... & Vosough, A. Bone Healing Monitoring in Bone Lengthening Using Bioimpedance. Journal of Healthcare Engineering. 2022;2022:1-13. doi: 10.1155/2022/3226440
  10. Glatt, V., Evans, C. H., Tetsworth, K. A Concert between Biology and Biomechanics: The Influence of the Mechanical Environment on Bone Healing. Front. Physiol. 2017;24(7):678. doi: 10.3389/fphys.2016.00678.
  11. Kononovich, N.A., Shastov, A.L. Use of impedance plethysmography for assessment of intraosseous hemodynamics in Ilizarov transosseous osteosynthesis. Biomedical Engineering. 2021;55(4):245-249. doi: 10.1007/s10527-021-10111-0.
  12. Han, S., Proctor, A. R., Vella, J. B., Benoit, D. S., Choe, R. Non-invasive diffuse correlation tomography reveals spatial and temporal blood flow differences in murine bone grafting approaches. Biomedical Optics Express. 2016;7(9):3262-3279. doi: 10.1364/BOE.7.003262
  13. Ren, J., Han, S., Proctor , A.R., Desa, D.E., Ramirez, G.A, Ching‐Roa VRD, Choe, R. Longitudinal 3D blood flow distribution provided by diffuse correlation tomography during bone healing in a murine fracture model. Photochemistry and photobiology. 2020;96(2):380-387. doi. 10.1111/php.13201
  14. Vatolin K.V., Pykov M.I., Vubornov D.Yu., Gurevich A.I., Sinitsyna N.V. [Possibility of complex ultrasound examination of the long bones fractures in children with normal osteogenesis]. Vestnik Rossijskogo nauchnogo centra rentgenoradiologii Minzdrava Rossii [Bulletin of the Russian Scientific Center for Roentgen Radiology of the Ministry of Health of Russia]. 2011;2(11):1-1.
  15. Zusko A.V., Sitko L.A., Nikonov V.M., Stepanov M.A., Tishenko A.B. [Ultrasound investigation of children long bone fracture including monitoring of reduction and reparation process]. Medicinskaya vizualizaciya [Medical imaging]. 2012;6:112-119.
  16. Shpagina L.A., Karpenko A.G., Kolosov N.G., Shelepova N.V., Firsov S.A. [Microcirculation state in patients with the skeletal injury in dynamic treatment]. Vestnik novyh medicinskih tekhnologij [Bulletin of new medical technologies]. 2008;1:107-110.
  17. Shchurov V.A., Macukatov F.A. [Functional state of patients with fractures of the shin bones during treatment using the matsoukidis-shevtsov apparatus]. Ortopediya, travmatologiya i protezirovanie [Orthopedics, traumatology and prosthetics]. 2013;2:69-72.
  18. Kosimov A.A., Khodzhanov I.Iu., Gorbach E.N., Silanteva T.A., Diuriagina O.V., Borzunov D.Yu. Morphological features of bone regeneration in simulated refracture of growing long bones. Genij Ortopedii. 2019;25(4):555-560. doi: 10.18019/1028-4427-2019-25-4-555-560. (In Russian)
  19. Lipatov V.A., Severinov D.A., Kryukov A.A., Saakyan A.R. [Ethical and legal aspects of in vivo experimental biomedical research of the conduct. part ii]. Rossijskij mediko-biologicheskij vestnik imeni akademika IP Pavlova [Russian Medical and Biological Bulletin named after Academician IP Pavlov]. 2019;27(2):245-257. doi: 10.23888/PAVLOVJ2019272245-257
  20. Pliefke, J., Rademacher, G., Zach, A., Bauwens, K., Ekkernkamp, A., Eisenschenk, A. Postoperative monitoring of free vascularized bone grafts in reconstruction of bone defects. Microsurgery: Official Journal of the International Microsurgical Society and the European Federation of Societies for Microsurgery. 2009;29(5):401-407. doi: 10.1002/micr.20662
  21. Belokrylov, N. M., Belokrylov, A. N., Mukhamadeev, I. S., Denisov, A. S., Kiryakov, V. N., Gorkovets, K. I. Damage to the major limb vessels with complete disturbance of blood flow in children (results of clinical observations). Genij Ortopedii. 2022;28(1):7-11. doi: 10.18019/1028-4427-2022-28-1-7-11
  22. Becker, R. L., Siamwala, J. H., Macias, B. R., & Hargens, A. R. Tibia bone microvascular flow dynamics as compared to anterior tibial artery flow during body tilt. Aerospace medicine and human performance. 2018;89(4):357-364. doi: 10.3357/AMHP.4928.2018
  23. Rodrigues, L. M., Rocha, C., Ferreira, H., Silva, H. Different lasers reveal different skin microcirculatory flowmotion-data from the wavelet transform analysis of human hindlimb perfusion. Scientific reports. 2019;9(1):1-10. doi: 10.1038/s41598-019-53213-2
  24. Castaneda, D., Esparza, A., Ghamari, M., Soltanpur, C., Nazeran, H. A review on wearable photoplethysmography sensors and their potential future applications in health care. International journal of biosensors & bioelectronics. 2018;4(4): 195–202. doi: 10.15406/ijbsbe.2018.04.00125
  25. Baklanova D.A., Shakirova F.V., Akhtyamov I.F., Klushkina Yu.A. [Arterial hemodynamics in rabbit hind limbs after intramedullary osteosynthesis using implants coated with titanium and hafnium nitrides]. Veterinarnyj vrach [veterinary surgeon]. 2015;5: 37-40.
  26. Melnyk, M., Henke, T., Claes, L., Augat, P. Revascularisation during fracture healing with soft tissue injury // Archives of orthopaedic and trauma surgery. 2008;128(10):1159-1165. doi: 10.1007/s00402-007-0543-0
  27. Plakhov A.I., Kolesnikova L.I., Korytov L.I., Vinogradov V.G., Darenskaya M.A. [Changes in indicators of microcirculation in the early postoperative period in the treatment of diaphyseal fractures of the shin bones using a plate with limited contact]. Acta biomedica scientifica (east siberian biomedical journal). 2019;4(3):58-62. doi: 10.29413/ABS.2019-4.3.8
  28. Rakhmatulina, A. A., Luneva, S. N., Nakoskina, N.V., Kliushin, N. M., Lyulin, S.V., Dolganova, T. I., Menshchikova, T. I., Leonchuk, D. S. The serum vascular endothelial growth factor levels in patients with high-energy trauma complicated with infection. Genij Ortopedii. 2021;27(3):325-330. doi. 10.18019/1028-4427-2021-27-3-325-330
  29. Pisarev V.V., L'vov S.E., Vasin I.V., Tikhomolova E.V. [Regional hemodynamics in different types of surgical treatment of diaphyseal fractures of the shin bone]. Travmatologiya i ortopediya Rossii [Traumatology and Orthopedics in Russia]. 2012;1:36-42.
  30. Kalbas Y., Qiao Z., Horst K. et al. Early local microcirculation is improved after intramedullary nailing in comparison to external fixation in a porcine model with a femur fracture. European Journal of Trauma and Emergency Surgery. 2018;44:689–696. doi: 10.1007/s00068-018-0991-y

Supplementary files

There are no supplementary files to display.


Copyright (c) Eco-Vector

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivatives 4.0 International License.

СМИ зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).
Регистрационный номер и дата принятия решения о регистрации СМИ: серия ПИ № ФС 77 - 82474 от 10.12.2021.


This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies